Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Использование служебного положения

Использование служебного положения

Использование служебного положения

«Использование служебного положения» как способ совершения преступлений: вопрос судебного толкования Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.353 В.С. КОРОСТЕЛЕВ, аспирант Самарский государственный университет «ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ» КАК СПОСОБ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: ВОПРОС СУДЕБНОГО ТОЛКОВАНИЯ В статье исследуется один из наиболее спорных и актуальных в теории и практике уголовного права признаков служебных преступлений — «использование служебного положения». Анализируются его толкования по девяти постановлениям Пленума Верховного Суда РФ; приводится классификация этих интерпретаций. Предлагаются варианты преодоления рассогласований официальной трактовки соответствующей категории, обосновывается положение о целесообразности ее однозначного толкования.

Ключевые слова: служебные преступления; использование служебного положения; способ совершения преступления; судебное толкование. Единообразное толкование и применение норм о служебных преступлениях невозможно без выяснения сущности ведущих системообразующих единиц этого уголовно-правового института, одной из которых является такой способ совершения общественно опасных деяний, как «использование служебного положения».

Несмотря на то, что этот вопрос уже являлся предметом исследований применительно к конкретным составам преступления [1; 2; 3], необходимо проанализировать данный способ совершения преступления как более общую категорию, связанную с системой норм об уголовной ответственности за служебные преступления в целом.

Опираясь на термин «использование», предлагаем определить исследуемую категорию именно как способ совершения преступлений. Рассмотрение «использования служебного положения» дополнительно (как обстановки совершения преступлений) [2] считаем нецелесообразным. Эта же категория является основанием для кон -струирования специального субъекта служебных преступлений [1; 2], что не может не сказываться на ее содержании.

Итак, «использование служебного положения» является способом совершения общих и специальных видов служебных, а также общеуголовных преступлений, в которых рассматриваемый прием выступает в качестве квалифицирующего обстоятельства. После определения места исследуемой категории в структуре состава преступления полагаем не менее важным дать ей более подробную юридическую характеристику. Категория «использование служебного положения» выступает в Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации от 24 мая 1996 г.

[4] (далее — УК РФ) в качестве одного из конструктивных признаков составов преступлений 1 раз (ч. 3 ст. 141 УК РФ), в качестве квалифицирующих признаков составов преступлений — 27 раз (например, ч. 2 ст. 258, ч. 2 ст. 359 УК РФ), в качестве особо квалифицирующих признаков составов преступлений — 7 раз (ч.

3 ст. 139, п. «г» ч. 3 ст. 146, ч.

3 ст. 159, ч. 3 ст. 160, п. «б» ч. 3 ст. 174, ч. 3 ст. 175, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ). В ст. 149, ч.

1 ст. 169 и ст. 170 УК РФ используется более узкая законодательная трактовка соответствующего способа в качестве конструктивного признака, а в п.

«б» ч. 2 ст. 226.1 и в п. «б» ч. 2 ст. 229.1 УК РФ — в качестве квалифицирующего признака (

«совершение деяния должностным лицом с использованием своего служебного положения»

). Кроме того, следует иметь в виду, что рассматриваемый признак скрыто характеризует и ряд других составов служебных преступлений (в частности, ст.

ст. 290, 292, 299, 300, 301 УК РФ). Казалось бы, законодателем этот признак задуман с единым содержанием. Пленум Верховного Суда РФ в девяти своих постановлениях дал истолкования этой категории [5; 6; 7], которые могут быть сгруппированы в два блока с учетом степени близости содержания судебных разъяснений.

Согласно одному из подходов «использование служебного положения» получило ограничи- тельное судебное толкование.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

[5] (п.

10), от 26 апреля 2007 г № 14

«О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»

[6] (п. 27), от 27 декабря 2007 г. № 51

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

(п. 24), содержание этого способа в части субъектного состава приравнивается к содержанию соответствующих примечаний ст.

ст. 201 и 285 УК РФ. В п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г.

№ 12

«О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»

[7] указывается, что к лицам, совершившим деяние, предусмотренное ч.

1 или ч. 2 ст. 210 УК РФ, с использованием своего служебного положения следует относить как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением».

И, наконец, в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11

«О судебной практике по делам о преступлениях экстремисткой направленности»

[8] к лицам, использующим свое служебное положение, отнесены должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ; государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст.

201 УК РФ. В соответствии с другим подходом «использование служебного положения» в части субъектного содержания получило буквальное толкование.

Так, в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1

«О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»

[9] отмечается, что под этим способом следует понимать «использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т.п.». В п. 23 постановления от 18 ноября 2004 г.

№ 23

«О судебной практике по делам о незаконном предпринимательства и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступных путем»

[10] указано, что субъектный состав данной категории включает в себя не только должностных лиц, но также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, и служащих. В соответствии с п. 15 постановления от 12 марта 2002 г.

№ 5

«О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств»

[11] преступление, предусмотренное п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ, может быть совершено как лицом, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия (в частности его использованием, производством, учетом, хранением, передачей, изъятием и т.д.), так и лицом, которому оружие выдано персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т.п.).

Как следует из п. 23 постановления от 15 июня 2006 г. № 14

«О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»

[12], под субъектом преступления, указанного в п.

«в» ч. 2 ст. 229 УК РФ, следует понимать как должностное лицо, так и лицо, выполнение трудовых функций которого связано с работой с наркотическими средствами или психотропными веществами. Как видно, при толковании рассматриваемой категории не учитывается системность уголовного права. Кроме того, распространенная в поста- новлениях Пленума Верховного Суда РФ юридическая характеристика рассматриваемого способа совершения преступлений исключительно через признаки специального субъекта не стыкуется с положениями учения о составе преступления.

Ввиду вышесказанного предлагаем следующий вариант решения обозначенной в настоящей статье проблемы. Пленуму Верховного Суда РФ следует дополнить постановление от 16 октября 2009 г.

№ 19

«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными и превышении должностных полномочий»

[13] пунктом 17.1 следующего содержания: «Совершение лицом противоправного деяния с использованием своего служебного положения следует понимать как способ совершения преступления, подразумевающий: (а) использование служебного авторитета или служебных полномочий государственным или муниципальным служащим; (б) использование должностного авторитета или должностных полномочий должностным лицом, определение которого предусмотрено в п. 1 примечаний к ст. 285 УК РФ; (в) использование своего авторитета или полномочий, обусловленных выполнением управленческих функций в коммерческой или иной организации (кроме государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций), в отношении лиц, находящихся от него в материальной и/или иной зависимости».

Верховному Суду РФ после апробации соответствующего положения в правоприменении следует воспользоваться правом законодательной инициативы и внести предложение о дополнении примечаний к ст. 285 УК РФ новым пунктом, в котором было бы дано законодательное определение понятия «использование служебного положения». Список литературы 1. Безверхов А.

Некоторые вопросы квалификации присвоения и растраты // Уголовное право. — 2008. — № 4. -С. 7-8. 2. Кузнецов А.

А. Использование служебного положения при совершении преступлений в сфере экономики: автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Омск, 2008.

3. Кузьменко В.С. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений в сфере экономической деятельности, совершаемых должностными лицами: автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2009. — С. 22-23. 4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 г. № бЗ-ФЗ (в ред. от 17 ноября 2011 г.

№ бЗ-ФЗ (в ред. от 17 ноября 2011 г. № 420-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954. 5.

О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г № 14 (ред.

от 6 февраля 2007 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ.

— 1999. — № 1. 6. О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г.

№ 14 // Бюллетень Верховного Суда РФ.

— 2007. — № 7. 7. О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г № 12 // Бюллетень Верховного Суда РФ.

— 2010. — № 8. 8. О судебной практике по делам о преступлениях экстремисткой направленности: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ.

— 2011. — № 8. 9. О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1997. — № 3. 10. О судебной практике по делам о незаконном предпринимательства и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступных путем (ред. от 23 декабря 2010 г): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г.

№ 23 // Бюллетень Верховного Суда РФ.

— 2005. — № 1. 11. О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств (ред. от 6 февраля 2007 г.): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2002. — № 5. 12. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами (ред.
— 2002. — № 5. 12. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами (ред.

от 23 декабря 2010 г): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2006. — № 8. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . 13. О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными и превышении должностных полномочий: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 // Бюллетень Верховного Суда РФ.

-2009. — № 12. В редакцию материал поступил 07.12.11 Информация об авторе Коростелев Владимир Сергеевич, аспирант кафедры уголовного права и криминологии, Самарский государственный университет Адрес: 443011, г.

Самара, ул. Академика Павлова, 1, тел.: (846) 278-09-76 E-mail: V.S. KOROSTELEV, Post-graduate student Samara State University «JOBBERY» AS A MEANS OF CRIME: THE ISSUE OF COURT INTERPRETATION The article investigates one of the most contradictory and topical signs of malfeasance in the theory and practice of criminal law, that is, jobbery.

Its interpretations in nine decrees of the RF Supreme Court Plenums are analyzed; their classification is given.

Variants for overcoming of the miscoordination of official interpretations of certain categories are suggested; the necessity to interpret it unanimously is grounded.

Key words: malfeasance; jobbery; means of crime; court interpretation. References 1. Bezverkhov A. Некоторые вопросы квалификации присвоения и растраты (Some issues of qualification of appropriation and misapplication), Ugolovnoe pravo, 2008, No.

4, pp. 7-8. 2.Kuznetsov A.A. Ispol’zovanie sluzhebnogo polozheniya pri sovershenii prestuplenii v sfere ekonomiki (Jobbery when committing crimes in the sphere of economy), Omsk, 2008. 3. Kuz’menko V. S. Ugolovno-pravovaya i kriminologicheskaya kharakteristika prestuplenii v sfere ekonomicheskoi deyatel’nosti, sovershaemykh dolzhnostnymi litsami (Criminal-legal and criminological characteristics of crimes inthesphere of economicactivity, committed by officials), Nizhny Novgorod, 2009, pp. 22-23. 4. Sobranie zakonodatel’stva RF, 1996, No.

25, art. 2954. 5. Verkhovnyi Sud RF (1998), Byulleten’ Verkhovnogo SudaRF, 1999, No.

1. 6. Verkhovnyi Sud RF (2007), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 2007, No. 7. 7. Verkhovnyi Sud RF (2010), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 2010, No.

8. 8. Verkhovnyi Sud RF (2011), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 2011, No. 8. 9. Verkhovnyi Sud RF (1997), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 1997, No. 3. 10. Verkhovnyi Sud RF (2004), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 2004, No.

1. 11. Verkhovnyi Sud RF (2002), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 2002, No. 5. 12. Verkhovnyi Sud RF (2006), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 2006, No. 8. 13. Verkhovnyi Sud RF (2009), Byulleten’ Verkhovnogo Suda RF, 2009, No.

12. Information about the author Korostelyov Vladimir Sergeyevich, post-graduate student of the Chair of Criminal Law and Criminology, Samara State University Address: 1 Akademika Pavlova Str., Samara 443011, tel.: (846) 278-09-76 E-mail:

Использование служебного положения — квалифицирующий признак при совершении корыстных преступлений: мошенничества, присвоения и растраты

В соответствии с п. 29 Пленума Верховного суда РФ от 30.11.2017 года № 48

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (часть 3 статьи 159, часть 3 статьи 159.1, часть 3 статьи 159.2, часть 3 статьи 159.3, часть 3 статьи 159.5, часть 3 статьи 159.6, часть 3 статьи 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными пунктом 1 примечаний к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным пунктом 1 примечаний к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются частью 1 статьи 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей.

Согласно примечания к ст. 285 УК РФ должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительный, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. В соответствии с примечанием к ст.

318 УК РФ представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Согласно Постановлению Пленума Верховного суда РФ № 19 от 16.10.2009

«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»

под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия должностного лица, которые связаны с руководством трудовым коллективом государственного органа, государственного или муниципального учреждения (его структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

Рекомендуем прочесть:  По закону тихий час днем

К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии). Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия должностного лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, учреждений, воинских частей и подразделений, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием).

Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой. При временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций.

При квалификации преступления с использованием своего служебного положения необходимо учитывать, что использование служебного положения должно облегчить лицу получение чужой собственности.

Злоупотребление должностными полномочиями

Указанный вариант правонарушения признан наиболее опасным из-за причинения человеком, действующим от лица государства/структур власти в личных интересах или по инициативе третьих лиц, вреда отдельным гражданам или государству в целом.

Подобного рода противоправные действия не только наносят прямой ущерб, но и оказывают негативное воздействие на авторитет власти, ведя к правовому нигилизму. Поэтому меры наказания за преступление суровы: ограничение свободы на период от 4 лет до 10 лет (ст.

285 УК РФ). Злоупотребление служебными правами трактуется как преступление уголовного типа, когда:

  1. Допущенное нарушение соотносится с личными интересами виновника, в том числе целями обогащения или улучшения положения связанных с ним лиц.
  2. Полученные полномочия были направлены лицом на исполнение действий, противоречащих интересам, для исполнения которых данные полномочия предусматривались.
  3. Имеющий полномочия виновник обладал возможностью издавать приказы, обязательные для исполнения иными гражданами (сотрудниками).

Пример. Сотрудник ГИБДД, курирующий вопросы выдачи водительских удостоверений, за некоторое денежное вознаграждение выдал документ знакомому физическому лицу без сдачи необходимого экзамена последним.

В ситуации присутствуют как злоупотребление полномочиями со стороны сотрудника (для получения материальной выгоды), так и нанесение урона интересам государства в результате несоблюдения правил и порядка, установленных государственной структурой (при получении удостоверения водителя). К сведению! В ряде ситуаций гражданин, виновный в превышении или злоупотреблении имеющимися полномочиями, а также исполнявший приказ, обязательный для него, может не привлекаться к уголовной ответственности. Для подобного решения требуется подтверждение мотивов поведения сотрудника, связанных с соображениями безопасности третьих лиц, общества или государства в целом (ст.

42 УК РФ).

Категории

рассматриваемого преступления прописаны в Уголовном кодексе. Подразделение происходит в соответствии с частями статьи, в которой отражено деяние.

Простой состав всегда указывается в первой части, последующие содержат квалифицирующие признаки. В статье 285 УК 3 части. Соответственно, в первой части имеется указание на простой состав.Часть вторая наделена квалифицирующим признаком, который связан с занимаемой должностью. Сюда относятся чиновники, которые осуществляют деятельность в муниципальных и государственных органах.

Сюда относятся чиновники, которые осуществляют деятельность в муниципальных и государственных органах.

Часть третья указывает на то, что последствия, наступившие в результате преступления, носят тяжкий характер. В этом случае нужно доказать, что у лица имелся умысел на причинение именно такой категории последствий.

При недоказанности этого признака, возможна квалификация деяния как халатность, которое относится к категории неосторожных.

Понятие и сущность признака «Использование служебного положения» в российском уголовном праве Текст научной статьи по специальности «Право»

Рясов А.В. Понятие и сущность признака «использование служебного положения» в российском уголовном праве Исследование проблем, связанных с совершением преступлений с использованием служебного положения, не является новеллой в уголовно-правовой доктрине, однако вопрос их содержания до настоящего времени дискуссионен.

Проанализировав различные позиции юристов в части, касающейся раскрытия содержания указанного признака, можно сказать, что эту категорию преступлений принято считать «специальными» по отношению к «общим» преступлениям, предусмотренным 23 и 30 главами УК РФ [1; 2; 3; 4; 5]. В то же время в юридической литературе практически не уделяется внимания характеристике преступлений, в которых законодатель в качестве конструктивного и (или) квалифицирующего признака в основном и (или) квалифицированном составе преступления использует дефиницию «совершенное с использованием служебного положения». Признак «использование служебного положения» закрепляется в двух основных и 37 квалифицированных составах преступлений Особенной части УК РФ*.

Для того чтобы определить понятие «использование лицом своего служебного положения», необходимо раскрыть категорию «служебное положение».

«Положение (социальное положение)» — это место, роль кого-нибудь в общественной жизни [6, с. 479], то есть служебное положение — это место лица в служебной системе.

В соответствии с ФЗ

«О системе государственной службы Российской Федерации»

государственная служба Российской Федерации — это профессиональная служебная деятельность граждан Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий государственных органов (ст. 1). Правовое положение — это статус федерального государственного служащего и государственного гражданского служащего субъекта Российской Федерации, в том числе ограничения, обязательства, правила служебного поведения, ответственность, а также порядок разрешения конфликта интересов и служебных споров, который устанавливается соответствующим федеральным законом о виде государственной службы (ст. 10) [7]. На основании этого можно сформулировать общее правовое понятие служебного положения, используя те признаки «положения государствного служащего», которые являются общими для всех служащих, но не характеризуют его как государственного деятеля.

Служба — это профессиональная деятельность лица по исполнению своих полномочий. Служебное положение — это статус служащего, то есть лица, осуществляющего профессиональную деятельность.

Статус служащего устанавливается соответствующими правовыми актами и включает в себя ограничения, обязательства, правила служебного поведения, ответственность, порядок разрешения конфликта интересов и служебных споров. Таким образом, использовать свое служебное положение — значит использовать социально-правовой статус служащего, установленный в законодательстве.

Таким образом, использовать свое служебное положение — значит использовать социально-правовой статус служащего, установленный в законодательстве.

Положение служащего характеризуют не только полномочия, которыми он наделен для решения вопросов, входящих в служебную компетенцию, но и сама сфера деятельности этого лица, правила служебного этикета, порядок несения ответственности и т.д. Следовательно, нельзя согласиться с мнением А.Я.

Асниса в части, касающейся рассмотрения понятий «использование служебных полномочий» и «использование служебного положения» как равнозначных.

Отождествляя их, одним из основных аргументов А.Я. Аснис указывает, что «злоупотребление служебным положением» практически означает «злоупотребление служебными полномочиями», что нашло идентичное законодательное отражение, воплощенное и закрепленное в формулировках диспозиции ст.

201 и 285 УК РФ 1996 года, где соответственно при определении злоупотребления полномочиями указано на

«использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий»

и злоупотребления должностными полномочиями -«использование должностным лицом своих служебных полномочий» [8, с. 242]. Следует отметить, что ст. 285 УК РФ, в отличие от ранее действовавшей ст.

170 УК РСФСР, предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не за злоупотребление должностным положением. Проведенный нами анализ положений уголовного закона показал, что законодатель ни в одной из статей не отождествляет «служебное положение» со «служебными полномочиями». Наоборот, эти две категории употребляются при описании признаков разных составов преступления.

При раскрытии признаков «злоупотребления должностными полномочиями» в ст. 285 УК РФ указывается на использование вопреки интересам службы именно «служебных полномочий», а не «служебного положения».

В то же время, описывая ряд специальных составов «превышения должностных полномочий», законодатель в диспозиции статьи использует словосочетание «служебное положение» [9, с. 148]. В частности, таковым является ряд преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, совершаемых должностным лицом с использованием своего служебного положения.

148]. В частности, таковым является ряд преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, совершаемых должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Например, незаконно проникая в жилище с использованием служебного положения пожарного, лицо совершает преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 139 УК РФ. Эти действия виновного явно выходят за рамки его компетенции, то есть лицо превышает свои полномочия.

Итак, исходя из законодательной интенции использовать служебное положение можно не только используя служебные полномочия, но и совершая действия, выходящие за пределы полномочий служащего.

На наш взгляд, это вполне оправдано. Многие преступления, включающие в качестве квалифицирующего признака

«совершение лицом преступления с использованием своего служебного положения»

, совершаются именно путем превышения полномочий, которыми наделен такой служащий.

Если понятие «использование служебного положения» сузить только до использования служебных полномочий, то эти деяния перестанут быть уголовно наказуемыми. Анализ практики Верховного суда РФ показал, что правоприменитель придерживается такой же позиции. Например, Макаренко, внештатный сотрудник милиции, признан виновным в совершении мошенничества с использованием своего служебного положения при следующих обстоятельствах.

Он под предлогом проверки соблюдения правил торговли в торговом павильоне «Продукты», владельцем которого являлся Гусейнов, обнаружил отсутствие сертификатов на отдельные виды продуктов и попросил, чтобы Гусейнов оказал «спонсорскую помощь» милиции.

Введенный Макаренко в заблуждение и полагавший, что деньги будут направлены на нужды сотрудников милиции, Гусейнов передал Макаренко 500 тысяч рублей. Президиум Верховного суда РФ признал Макаренко виновным в совершении преступления, предусмотренного п.

«в» ч. 2 ст. 159 УК РФ, так как Макаренко, используя удостоверение внештатного сотрудника милиции, путем обмана получил деньги от частного предпринимателя. Как видно из Временной инструкции по организации работы внештатных сотрудников милиции, утвержденной приказом МВД России от 20 ноября 1992 г., внештатные сотрудники привлекаются к выполнению конкретных поручений сотрудников милиции и в своей работе осуществляют только действия, не выходящие за пределы данных поручений. Сотрудник милиции, за которым был закреплен Макаренко, поручений проверять торговые павильоны ему не давал.

Следовательно, Макаренко, не осуществляя вышеуказанные действия, превысил свои полномочия внештатного сотрудника [10, с. 10—11]. Если словосочетание «использование служебного положения» трактовать шире, чем использование служебных полномочий или злоупотребление ими, то это может отразиться на уголовно-правовой оценке и квалификации деяния, совершенного виновным.

Позиция ученых, трактующих «использование служебного положения» более широко, включая туда использование лицом своего авторитета, влияния в обществе, доверия, которое вызывает его служебное положение и других привилегий служащего, не связанных напрямую с его служебной деятельностью, необоснованно расширяет рамки этого, всегда отягчающего уголовную ответственность обстоятельства. Еще одним аргументом, подтверждающим указанную точку зрения, является то, что в уголовном законе, наряду со словосочетанием

«совершение преступления с использованием служебного положения»

, используется словосочетание «совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения» (ст. 63 УК РФ). Этим законодатель подчеркивает, что данные понятия не равнозначны.

Первое словосочетание применяется при конструировании признаков составов преступлений, второе — признается обстоятельством, отягчающим наказание, но не влияющим на квалификацию.

Таким образом, если совершение преступления облегчается тем, что виновный известен как лицо, занимающее определенное служебное положение, которое вызывает у окружающих уважение и доверие, но действия, направленные на совершение преступления, не входят в служебную сферу деятельности этого лица, такое преступление нельзя считать совершенным с использованием служебного положения. Указанное обстоятельство влияет только на выбор меры наказания за совершение такого преступления. В теории уголовного права возникают трудности и при соотнесении понятий «служебное положение» и «должностное положение» [8, с.

24-25]. По нашему мнению, должностное положение следует рассматривать как разновидность служебного положения. Объясняется это тем, что занимать должностное положение может только должностное лицо.

В соответствии с Примечанием 1 к ст. 285 УК РФ должностным лицом признается лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В Примечании 4 указывается, что ряд государственных служащих и служащих местного самоуправления не могут относиться к числу должностных лиц. К должностным лицам закон не относит и служащих коммерческих организаций (ст.

201 УК РФ), частных охранных и детективных служб (ст.

203 УК РФ) и т.д. Таким образом, любое должностное лицо занимает определенное служебное положение, но тот факт, что лицо занимает служебное положение, не всегда означает, что оно занимает положение должностного лица. В то же время нам представляется спорной позиция законодателя, в соответствии с которой «использование служебного положения» не включает в себя «использование должностного положения», выраженная в ч.

3 ст. 149 УК РФ. В данной уголовно-правовой норме преступлением признается

«вмешательство с использованием должностного или служебного положения в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее полномочий, установленных законодательством о выборах и референдуме, с целью повлиять на ее решения.»

. Таким образом, при совершении указанного преступления лицо может использовать или «служебное», или «должностное» положение, то есть использование первого исключает использование второго.

На наш взгляд, это можно объяснить только неточностью законодательной формулировки. Все вышесказанное позволяет сделать следующий вывод: анализ уголовно-правовых норм показал, что злоупотребление служебными полномочиями и превышение служебных полномочий (в которые входит превышение должностных полномочий) нужно рассматривать как две составляющие «использования лицом своего служебного положения».

Исходя из этого можно выделить основные критерии признания преступления «совершенным с использованием служебного положения». Руководствоваться при этом следует признаками, выработанными при формулировании составов преступлений, предусмотренных соответственно ст.

201, 285 и 286 УК РФ, которые разъяснены в постановлении Пленума Верховного суда РФ

«О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге»

и довольно подробно разработаны в теории уголовного права. Итак,

«совершение лицом преступления с использованием своего служебного положения»

означает, что лицо: iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 1. Использует при совершении преступления свои служебные полномочия.

Полномочия должностного лица определяются его компетенцией, установленной в соответствующих законах, положениях, уставах и других нормативных правовых актах, в которых регламентируются права и обязанности лица, осуществляющего ту или иную служебную деятельность. Злоупотребление служебными правами и обязанностями может выражаться в издании противоречащих закону либо иному нормативному правовому акту приказов и распоряжений, повлекших преступные последствия, в необоснованном расходовании денежных и других ресурсов, находящихся в распоряжении служащего, и т.д. 2. Использует свое служебное положение путем превышения своих полномочий.

При этом лицо совершает действия, явно выходящие за пределы его служебных полномочий, но находящиеся в сфере непосредственной служебной деятельности лица. В судебной практике наиболее характерными случаями превышения служебных полномочий признаются следующие: — совершение лицом действий, которые относятся к полномочиям (компетенции) другого служащего данного либо другого ведомства; — совершение служащим действий, которые могли быть совершены им самим только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе (например, применение оружия или специальных средств); — совершение служащим действий, на которые вообще законом ни одно лицо, ни при каких обстоятельствах не может быть управомочено (например, воспрепятствование осуществлению правосудия). Эти типичные виды совершения преступлений с превышением служебных полномочий отмечены в п.

11 постановления Пленума Верховного суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4

«О судебной практике по делам о злоупотреблении власти или судебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге»

[11]. Как правило, эти же варианты превышения должностных полномочий указываются и в уголовно-правовой литературе с добавлением еще одного вида: совершение лицом действий единолично, хотя они могли быть произведены только коллегиально.

Общим для всех этих случаев является то, что лицо совершает действия, явно выходящие за пределы прав и обязанностей, предоставленных ему в соответствии с занимаемым служебным положением. Для того чтобы признать факт совершения преступления с превышением служебных полномочий, необходимо установить, что неправомерные действия лица непосредственно связаны со служебной деятельностью субъекта. В этом случае, совершая преступление, виновный выступает не как частное, а как официальное лицо [12, с.

24]. Иначе говоря, его действия должны быть связаны со статусом служащего [13, с.

35-36]. К примеру, это может проявляться в том, что лицо обладает какими-либо полномочиями по отношению к потерпевшему физическому лицу или к организации, права и интересы которых существенно нарушены действиями служащего. Итак, чтобы установить факт совершения действий, входящих в сферу деятельности служащего, необходимо в обязательном порядке выяснить следующее: каким законом либо иным нормативным правовым актом регламентирован правовой статус этого лица, каковы его полномочия и в чем конкретно выразилось их противоправное использование или превышение.

Отсутствие в соответствующих процессуальных документах такого обоснования исключает наличие такого обстоятельства, как совершение преступления с использованием служебного положения. Преступление следует считать совершенным лицом с использованием своего служебного положения только тогда, когда статус служащего явился обязательным условием совершения этого преступления, так как служащий может совершить преступление и как частное лицо. Литература 1. Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву.

Казань, 1972. 2. Здравомыслов Б.В.

Должностные преступления. М., 1975. 3. Кириченко В.Ф. Виды должностных преступлений по советскому уголовному праву. М., 1959. 4. Квициния А.К. Должностные преступления.

М., 1992. 5. Галахова А.В. Превышение власти или служебных полномочий. М., 1978. 6. Ожегов С.И. Словарь русского языка.

М., 1986. 7. Федеральный закон от 27.05.2003 № 58-ФЗ (ред.

от 11.11.2003)

«О системе государственной службы Российской Федерации»

// Собрание законодательства РФ. 2003. № 22. Ст. 2063. 8. Аснис А.Я. Уголовная ответственность за служебные преступления в России.

Проблемы законодательного закрепления и правоприменения. М., 2005. 9. Волженкин Б.В. Служебные преступления.

М., 2005. 10. БВС РФ. 2001. № 12.

11. БВС СССР. 1990. № 3. 12. Применение судами законодательства об ответственности за злоупотребление властью или служебным положением, превышение власти или служебных полномочий, халатность и должностной подлог (обзор судебной практики) // БВС СССР. 1990. № 4. 13. Определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда по делу Чагура // Юридическая практика. Информационный бюллетень Центра права специального юридического факультета СПбГУ.

1997. № 4.

Использование служебного положения как основной или квалифицирующий признак преступления Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.2/.7 © Н.

Н. Бугера, 2014 Использование служебного положения как основной или квалифицирующий признак преступления Н. Н. Бугера Рассматривается понятие «использование лицом своего служебного положения», проводится анализ постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по различным категориям дел о преступлениях, имеющих квалифицирующий признак «с использованием служебного положения».

Ключевые слова: служебное или должностное положение, полномочия, государственный служащий, служащий органов местного самоуправления.

В Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) насчитывается более 30 норм (например, п.

«в» ч. 2 ст. 1271, п. «в» ч .

2 ст. 128, ч. 1 ст. 136, ч . 3 ст. 175, ч. 3 ст. 290, п . «в» ч . 2 ст 226 УК РФ и др ), где в качестве основного или квалифицирующего состава преступления выделяется такой признак, как

«деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения»

.

Кроме того, в отдельных статьях Кодекса, например в ст.

ст. 149, 170, ч. 3 ст. 194, ст.

2261 и др. , предусмотрен такой признак, как

«деяние, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения»

В юридической литературе не выработано единого определения лица, использующего свое служебное положение.

Так, Г. Н . Борзенков, изучая это понятие, при рассмотрении ч 2 ст 137

«Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина»

пишет, что таким лицом может быть «должностное лицо либо служащий государственного или муниципального учреждения, использующий для совершения преступления свое служебное положение» 1 Ф.

С . Бражник раскрывает этот признак по ч .

2 ст. 137 УК РФ как

«только должностное лицо или иное лицо, наделенное служебными полномочиями, которые оно использует для совершения данного преступления»

2 . При анализе признака применительно к другим статьям УК РФ в теории уголовного права имеются существенные различия в трактовке Так, под использованием лицом своего служебного положения применительно к ст.

159 УК РФ А . Н . Игнатов понимает

«действия лица в пределах своих служебных полномочий»

3 . Другие ученые считают, что под использованием служебного положения следует понимать: должностные лицо или лицо, выполняющее управленческие функции, не выполняет в отношении завладеваемого имущества административно- хозяйственные функции 4 . Н . А . Лопашенко, раскрывая понятие лица, использующего свое служебное положение, применительно к ч.

2 ст. 1741 УК РФ указывает, что

«таким лицом наряду с должностным лицом, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, является государственный служащий или служащий органов местного самоуправления, не относящийся к числу должностных лиц»

5 .

При определении рассматриваемого признака «использование лицом своего служебного положения» в науке уголовного права предлагаются разные понятия, в частности, «служебные полномочия», «должностное или служебное положение», «государственный служащий или служащий органов местного самоуправления», «служащий государственного или муниципального учреждения» Практически во всех определениях ученые обращают внимание на категорию лиц, относящихся к государственным и муниципальным служащим.

Однако понятия «государственный и муниципальный служащий», а также «служащий государственного или муниципального учреждения» не являются равнозначными Сложность заключается в установлении статуса служащего в целом Под общим понятием «служба» (в рамках административного права) В.

М. Манохин понимает профессиональную деятельность определенного контингента лиц (служащих) по организации исполнения и практической реализации полномочий государственных, общественных и иных социальных структур 6 . В уголовно-правовом значении, по определению Н .

А. Егоровой, служащий — это физическое лицо, осуществляющее управленческую или иную юридически значимую деятельность, непосредственно не связанную с производством материальных благ либо оказанием материальных услуг, а также лицо, осуществляющее интеллектуальное или документальное обслуживание управленческой или иной деятельности 7. Понятия и виды государственных служащих определены в ст. 10 Федерального закона от 27 мая 2003 г.

№ 58-ФЗ

«О системе государственной службы в Российской Федерации»

. Так, федеральный государственный служащий — это гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации — это гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета субъекта Федерации 8 .

В соответствии с Федеральным законом от 2 марта 2007 г «О муниципальной службе в Российской Федерации» муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по должности муниципальной службы за денежное содержание, выплачиваемое за счет средств местного бюджета 9 .

Под определение «служащий» подпадают такие понятия, как служащий коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением; государственный и муниципальный служащий; служащий государственного и муниципального учреждения Понятие и признаки должностного лица и лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации или субъектов Федерации, определены в примечании к ст. 285 УК РФ. Однако не все должностные лица имеют отношение к государственной власти или государственной службе В уголовно-правовом значении государственный служащий — это лицо, на основании федеральных законов и других нормативных правовых актов имеющее статус служащего государственного органа или учреждения, но не являющееся должностным лицом, согласно примечанию к ст.

285 УК РФ. Действующее уголовное законодательство предусматривает во многих составах преступлений такой квалифицирующий признак, как «использование лицом своего служебного положения», однако ни в одной из статей не раскрывается понятие данного признака В настоящее время в правоприменитель- ной практике сложилась парадоксальная ситуация, при которой, согласно рекомендациям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, один и тот же признак по-разному толкуется применительно к разным преступлениям, причем четкого, логичного и непротиворечивого объяснения своей позиции Пленум не дает. На наш взгляд, одинаковый признак должен иметь единое содержание, и целесообразно уточнить понятие данного признака в примечании к той статье в Особенной части УК РФ, где он будет указан впервые Анализируя постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по различным составам преступлений относительно признака «использование лицом своего служебного положения», можно выделить категории лиц, которые охватываются данным понятием 1.

Термин «должностные лица» применяется в таких постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, как «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14;

«О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»

от 10 июня 2010 г. № 12;

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

от 27 декабря 2007 г № 51; «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» от 26 апреля 2007 г.

№ 14;

«О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»

от 18 января 2004 г. № 23;

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

от 5 ноября 1998 г.

№ 14;

«О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

от 28 июня 2011 г. № 11 10 . 2. Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, упоминаются в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ

«О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»

от 10 июня 2010 г.

№ 12 и

«О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»

от 28 июня 2011 г. № 11. 3 Термин

«государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами»

используется в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г.

№ 51 и

«О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»

от 26 апреля 2007 г. № 14. 4. С одним и тем же значением, но в разных терминах приводится еще одна категория лиц, подпадающая под понятие «использование лицом своего служебного положения», это — «иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст.

201 УК РФ» или «лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой и иной организации» Они указаны в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» от 10 июня 2010 г. № 12,

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

от 27 декабря 2007 г. № 51,

«О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»

от 26 апреля 2007 г.

№ 14,

«О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»

от 18 января 2004 г. № 23,

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

от 5 ноября 1998 г № 14, «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 г.

№ 11. 5 Все «служащие» выделяются только в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» от 18 января 2004 г.

№ 23. 6.

«Лицо, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия»

и «лицо, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей» определены в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. № 5 11. 7. Использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, упоминается только в одном постановлении Пленума Верховного Суда РФ

«О практике применения судами зако- нодательства об ответственности за бандитизм»

от 17 января 1997 г. № 1 12 . 8 . Понятие

«лицо, выполнение трудовых функций которого связано с работой с наркотическими средствами или психотропными веществами.»

отражено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г.

№ 1. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . Следует отметить, что лишь в одном постановлении (

«О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»

от 5 ноября 1998 г. № 14) Верховный Суд рекомендует:

«обратить внимание судов на то, что в случаях, когда виновным признается должностное лицо государственного предприятия, учреждения, организации или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, оно должно нести ответственность по соответствующей статье за совершение экологического преступления, а при наличии в действиях признаков злоупотребления должностными полномочиями или полномочиями лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, несет также ответственность соответственно по статьям 285 и 201 УК РФ При этом необходимо учитывать, что статьями 256, 258 и 260 УК РФ специально предусматривается ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения Исходя из этого, содеянное следует квалифицировать только по указанным нормам об экологических преступлениях без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой и иной организации»

13 .

Анализируя изложенное, отметим, что степень общественной опасности существенно повышается при совершении преступлений лицом с использованием своего служебного положения, поскольку оно выражается не только в использовании указанными лицами своих служебных полномочий, но и в оказании влияния (исходя из значимости и авторитета занимаемой ими должности) на других лиц в целях совершения преступлений . Эти лица имеют, как правило, возможность оказать какое-либо содействие, принять решение, каким-либо образом повлиять, действуя в рамках своих служебных полномочий .

Поэтому мы считаем, что субъектами совершения преступлений с использованием служебного положения могут быть: должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст 285 УК РФ; государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к чис- Назаркин Е. В. Криминалистическая характеристика преступлений, совершаемых в учреждениях УИС лу должностных лиц, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ, поскольку они обладают особыми властными полномочиями и располагают определенными сведениями в связи со своим служебным положением, позволяющими облегчить совершение того или иного преступления При этом необходимо учитывать, что если в статьях Особенной части УК РФ специально предусмотрена ответственность за деяния, совершенные с использованием служебного положения, то их следует квалифицировать только по указанным нормам, без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо за злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации .

Для этого требуется предусмотреть более строгое наказание за совершение преступления указанным способом по сравнению с наказанием, которое было бы назначено лицу по совокупности со ст . ст . 201, 285 УК РФ. 1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общей ред . В . М . Лебедева . М ., 2007.

С . 401. 2 Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть : учебник . Практикум / под ред . А . С .

Михлина . М . , 2004. С . 80 . 3 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общей ред .

В . М . Лебедева . С . 409. 4 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). Изд . 3-е, перераб . и доп . / под ред .

А . А . Чекалина, В . Т. Томина, В . В . Сверчкова . М. , 2006 . С . 196. 5 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общей ред .

В . М . Лебедева . С . 469-470. 6 Манохин В. М. Служба и служащий в Российской Федерации . Правовое регулирование . М . , 1997.

С . 9 . 7 Егорова Н. А. Служащий как специальный субъект преступления в уголовном праве России // Уголовное право 2004. № 2 . С . 27. 8 О системе государственной службы в Российской Федерации [Электронный ресурс] : федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ : в ред . от 02 .07.2013 .

Доступ из справ . -правовой системы «КонсультантПлюс» . 9 О муниципальной службе в Российской Федерации: федеральный закон от 2 марта 2007 г.

№ 25 : в ред . от 02 .07.2013. Там же 10 Доступ из справ . -правовой системы «Консультант-Плюс» 11 О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г № 5 : в ред от 06 02 2007 Там же 12 О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 г.

№ 1. Там же 13 О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

№ 14 : в ред . от 06 .02 .2007.

Там же . УДК 343.9 © Е. В. Назаркин, 2014 Криминалистическая характеристика преступлений, совершаемых в учреждениях УИС Е. В. Назаркин В статье рассматриваются краткая эволюция понятия криминалистической характеристики преступлений, виды криминалистической характеристики преступлений, понятие и элементы криминалистической характеристики преступлений, совершаемых в учреждениях УИС. Ключевые слова: криминалистическая характеристика преступлений, структура, элементы криминалистической характеристики преступлений, система (комплекс, информационная модель) криминалистически значимой информации.

Криминалистическая характеристика преступлений представляет собой абстрактное научное понятие, результат научного анализа определенного вида деяния (вида или рода преступления), обоб- щения его типичных признаков и особенностей 1 .

Сам термин «криминалистическая характеристика преступлений» и обозначаемое им понятие вошли в научный криминалистический обиход в кон-

Помощь при нарушении

В случаях, когда у должностного лица отсутствует корыстный мотив либо личная заинтересованность, то злоупотребление должностными полномочиями может быть переквалифицировано в дисциплинарный проступок. Обязательным условием для таких действий является несущественное нарушение прав и интересов граждан либо организаций, охраняемых законом. Действующий закон Российской Федерации многогранен, поэтому одна неверная трактовка и незначительное превышение служебных полномочий переходит к части злоупотреблений должностными полномочиями.

Чтобы разобраться точно со своими нарушениями и степенью заслуженного наказания, рекомендуется обратиться за квалифицированной помощью к профессиональному адвокату по уголовным делам.

Такой шаг сможет дать обвиняемому возможность для получения минимального наказания, предусмотренного законодательство.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+