Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Наследство - Дарение между коммерческими организациями

Дарение между коммерческими организациями

Дарение между коммерческими организациями

Примеры сделок ничтожных как прикрывающих дарение

Приведем несколько примеров из судебной практики, когда суды признавали заключенную сделку договором дарения:

  1. договор купли-продажи признан недействительным, т. к. включение в текст договора положений об оплате имущества до момента заключения договора при фактическом отсутствии такой оплаты свидетельствует об отсутствии у сторон намерения в ее проведении (постановление АС ПО от 04.04.2016 № Ф06-7033/2016 по делу № А72-13609/2013);
  2. сделки купли-продажи имущества признаны недействительными, т. к. встречное исполнение за переданное имущество по сделкам с аффилированными лицами не было получено, соответственно, сделки, по сути, прикрыли дарение (определение ВС РФ от 03.03.2017 № 306-ЭС17-1341 по делу № А57-4145/2016).
  3. договор цессии был признан ничтожным по признаку притворности как покрывающий договор дарения, т. к. размер платы за уступаемое право не соответствует его реальной стоимости (определение ВС РФ от 27.01.2016 № 301-ЭС15-12785 по делу № А43-22119/2013);
  4. соглашения о передаче прав и обязанностей по договорам аренды признаны недействительными сделками, т. к. передача прав аренды земельных участков носила безвозмездный характер и была квалифицирована как дарение (определение ВС РФ от 26.06.2017 № 310-ЭС17-7085 по делу № А14-13364/2015);
  5. договор мены признан ничтожным, т. к. был направлен на безвозмездную передачу доли в уставном капитале юрлица (определение ВС РФ от 18.05.2016 № 305-ЭС15-2126 по делу № А40-36432/2012);

Договор дарения между юридическими лицами в 2020 году – позиция закона

Постоянным читателям нашей рубрики об образцах дарственной наверняка известно, что юридические лица, согласно действующему законодательству, имеют право заключать любые договора и включать в них все условия, которые не запрещены им законом. Таким образом, организации (их представители) могут заключать безвозмездные договоры дарения как с физическими лицами, так и между собой.СПРОСИТЬ ЮРИСТА – БЫСТРЕЕ чем читать! ПОЛУЧИБЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ пока остальные за это ПЛАТЯТ!При этом, в определённых ситуациях, данные лица ограничиваются законом в праве заключения таких соглашений, а иногда подобные сделки им вовсе не доступны. Перечисленные меры зависят лишь от конкретных условий заключения договоров и ситуации, в целом.Согласно информации, изложенной в 572 статье Гражданского кодекса Российской Федерации, одним из основных условий договора дарения выступает его полная безвозмездность, которая исключает формирование во время заключения сделки, каких-либо встречных имущественных обязанностей или условий по отношению к одаряемой стороне.Однако, согласно 50 статье ГК РФ, юр-лица, ставящие в основу собственной деятельности получение прибыли, выступают в роли коммерческих организаций, что может влиять на порядок и условия заключения дарственных.При этом, согласно 251 статье Налогового кодекса Российской Федерации, от налогообложения освобождаются доходы, которые были получены на безвозмездной основе дочерней организацией от материнской (это же правило действует и в обратную сторону, когда прибыль получает материнская организация от дочерней), что по факту запрещается положениями в 4 пункте 575 статьи ГК РФ.

Таким образом, после заключения дарственной, любое заинтересованное лицо имеет законное право оспорить её в судебном порядке и в большинстве случаев таких обращений суд признаёт сделку недействительной из-за её притворности, что предусмотрено во 2 пункте 170 статьи Гражданского кодекса РФ.

Стоит отметить, что в попытках разрешить такие споры, суд, в первую очередь, анализирует истинные намерения дарителя и одаряемого, пытаясь найти факты возмездности сделки.

Договор пожертвования – вместо дарственной В результате признания сделки между коммерческими организациями притворной, как правило, к такой дарственной применяется так называемая двусторонняя реституция.

Проще говоря, каждая из участвующих в дарении сторон обязана в установленный срок вернуть всё, что было получено в результате заключения сделки (167 статья Гражданского кодекса).Стоит отметить, что фактическая передача имущественных благ от одной коммерческой организации другой – не всегда считается дарением. К примеру, в качестве исключения можно выделить ситуацию, когда юридическое лицо делает вклад в уставной капитал другой коммерческой организации, исключив фактор безвозмездности дара. В этом случае, его возмездность формируется не из положений сделки, но из самого содержания установленных корпоративных отношений.

Также, стоит отметить, что запрет на оформление дарственной установлен лишь при условии того, что в сделке в роли обеих сторон участвуют коммерческие организации, а договор дарения между юридическим лицом и физическим лицом – обычное явление в корпоративной этике (например, дарение работодателем подарка сотруднику).ОО «Витязь» и ОАО «Домсвязь» оформили дарственную, согласно содержанию которой акционерное общество на безвозмездной основе обязалось передать нежилое техническое помещение «Домсвязь», после чего акционер «Витязь» обратился в суд с иском о признании сделки недействительной, мотивируя свою позицию тем, что в переданном по договору дарения помещении одаряемая сторона организовала реализацию строительного инструмента.По мнению истца, всё это делалось для извлечения прибыли, что уже представляет собой коммерческую деятельность и нарушает 4 пункт 575 статьи Гражданского кодекса, который исключает дарение (пусть изначально и безвозмездное) между коммерческими организациями.Однако, представитель «Домсвязь», выступая перед судом и истцом, поспешил разъяснить, что, согласно 4 пункту 50 статьи Гражданского Кодекса Российской Федерации, некоммерческая организация, в качестве которой и функционирует ОО – имеет законное право заниматься деятельностью с целью извлечения дохода, что было отражено и в Уставе самой организации.После рассмотрения ситуации и в силу отсутствия каких-либо ограничений касающегося использования подаренного технического помещения – судья принял сторону ответчика, отказав в удовлетворении иска истца.

Письменное оформление предполагается для любой сделки по дарственной, если стоимость предмета превысила 3 тысячи рублей.При составлении соглашения стороны-участники должны указать все существенные условия передачи имущества:

  1. описание предмета, который выступает в качестве подарка, его технических характеристик;
  2. полные названия юридических лиц;
  3. при наличии регистрации, указывают регистрационные данные на имущество;
  4. обязателен пункт с указанием реальности права или наличия консенсуального соглашения;

Двусторонний характер права на дарственную предполагает передачу одним лицом и принятие другим какого-либо предмета, права, имущества по доброй воле, без принуждения или ожидания вознаграждения.

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет: Бесплатно с мобильных и городских Бесплатный многоканальный телефон Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону , юрист Вам поможет Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц.

сетях

© 2000-2020 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

Москва Комсомольский пр., д. 7 Санкт-Петербург наб. р. Фонтанки, д. 59 Екатеринбург: Нижний Новгород: Ростов-на-Дону: Казань: Челябинск:

Шаг 4: переоформление права собственности

При дарении автомобиля достаточно указать нового собственника в ПТС и переоформить все в ГИБДД.

Если подарена недвижимость, обеим сторонам нужно явиться в МФЦ или Росреестр, чтобы подать документы для переоформления права собственности на одаряемого. В Росреестре сделка регистрируется в течение 10 дней.

По результатам выдается выписка из ЕГРН, где в качестве нового владельца указывается одаряемый.

Основные рекомендации коммерческим организациям

Чтобы дарение юридическому лицу не было признано ничтожным в последующем, необходимо его оформлять согласно требованиям законодательства. Но большее значение в рассматриваемом смысле придаётся содержанию сделки.Так как бизнес-практика допускает случаи, когда организация коммерческого типа имеет прямой интерес в средствах, получаемых на безвозмездной основе, налоговые правила дозволяют безвозмездную передачу денежных средств или имущества.Основное внимание для правильного оформления сделки необходимо обратить на следующие обстоятельства:

  • Вклад в уставные средства, а также пополнение оборотных средств не считается дарением, но от налога освобождается именно на момент передачи денежных средств. Однако вследствие использования указанных средств они облагаются налогом в предусмотренном для такого налогообложения порядке.
  • Если по природе соглашения оно представляется возмездным, то несмотря на то, что в содержании соглашения отсутствует условие об обратном предоставлении товарных ценностей или услуг, такое соглашение всё равно не признаётся в качестве дарения.
  • Даже если в качестве ответного действия в сделке фигурирует неравноценный товар или услуга, то такая сделка не признаётся в качестве дарения и облагается налогом.
  • Главное, чтобы в сделке не фигурировала условность. Она должна быть исключительно безвозмездна. Так что непосредственно в договоре нельзя ничего требовать от контрагента взамен.

Рассмотренные условия и правила действуют тогда, когда пытаются между собой осуществить дарение исключительно коммерческие организации.Но законодательство допускает случаи, когда дарение может быть осуществлено между юридическим и физическим лицом.

Здравствуйте, подскажите заключается ли между юридическими лицами договор дарения или только договор пожертвования?

» » » Согласно ГК РФ по договору дарения даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить одаряемого от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120

«Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»

разъясняется, что квалификация соглашения об уступке права (требования) как договора дарения в случае, если в соглашении не содержится условия о цене передаваемого права, возможна лишь при установлении намерения безвозмездно передать право (требование). ГК РФ содержит запрет на дарение в отношениях между коммерческими организациями ( ГК РФ), за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей.

Такая сделка в соответствии со ГК РФ является недействительной с момента ее совершения и не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Норма ГК РФ основана на том, что дарение противоречит сути взаимоотношений между субъектами предпринимательской деятельности.

Понятие коммерческой организации содержится в ГК РФ. Коммерческими организациями признаются организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности.

Не является дарением и, следовательно, не подпадает под установленный запрет на дарение между коммерческими организациями внесение вкладов акционеров в имущество акционерного общества ( Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон об АО) или участников в имущество общества с ограниченной ответственностью ( Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО), передача имущества от основной (материнской) компании к дочерней (или наоборот).

В Закона об АО установлено, что к договорам, на основании которых вносятся вклады в имущество общества, не применяются положения РФ о договоре дарения. Президиум ВАС РФ в от 04.12.2012 N 8989/12 по делу N А28-5775/2011-223/12 указал, что, учитывая общие цели экономической деятельности основного и дочернего обществ, для реализации которых может возникать необходимость в перераспределении имущества (ресурсов) между ними, квалификация любых совершаемых между такими лицами сделок по передаче имущества без прямого встречного предоставления в качестве дарения является ошибочной.

Дарение имущества юридическим лицом, которому это имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только с согласия собственника ( ГК РФ).

Безвозмездная передача имущества между коммерческой (жертвователь) и некоммерческой (одаряемый) организациями не противоречит действующему законодательству.

Согласно ГК РФ, а также Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее — Закон о некоммерческих организациях) некоммерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками.\ В соответствии с Закона о некоммерческих организациях некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ. Источниками формирования имущества некоммерческой организации в денежной и иных формах являются в том числе добровольные имущественные взносы и пожертвования ( Закона о некоммерческих организациях). Согласно ГК РФ пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях.

Пожертвования могут делаться в том числе медицинским, образовательным организациям, организациям социального обслуживания и другим аналогичным организациям, благотворительным и научным организациям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным и религиозным организациям, иным некоммерческим организациям в соответствии с законом. Как установлено ГК РФ, а также Федерального закона от 11.08.1995 N 135-ФЗ

«О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)»

, благотворители вправе определять цели и порядок использования своих пожертвований.

В соответствии с ГК РФ пожертвование имущества гражданину должно быть, а юридическим лицам может быть обусловлено жертвователем использованием этого имущества по определенному назначению.

При отсутствии такого условия пожертвование имущества гражданину считается обычным дарением, а в остальных случаях пожертвованное имущество используется одаряемым в соответствии с назначением имущества. Юридическое лицо, принимающее пожертвование, для использования которого установлено определенное назначение, должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества.

Согласно ГК РФ не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей, в отношениях между коммерческими организациями. Таким образом, возможно дарение обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей, между коммерческими организациями.

Согласно Федерального закона от 13.12.1996 N 150-ФЗ «Об оружии» (далее — Закон об оружии) дарение и наследование гражданского оружия, зарегистрированного в федеральном органе исполнительной власти, уполномоченном в сфере оборота оружия, или его территориальном органе, осуществляются в порядке, определяемом законодательством РФ, при наличии у наследника или лица, в пользу которого осуществляется дарение, лицензии на приобретение гражданского оружия.

На основании ограничений, установленных Закона об оружии, оружие не относится к обычным подаркам, независимо от его стоимости.

Таким образом, коммерческие организации преследуют извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, а некоммерческие такой цели не имеют, а также не распределяют полученную прибыль между участниками. Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям ( ГК РФ).

По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом ( ГК РФ).

Дарение между коммерческой организацией и некоммерческой не запрещено ( ГК РФ). Следует отметить, что если одаряемый относится к медицинским, образовательным организациям, организациям социального обслуживания и другим аналогичным организациям, благотворительным и научным организациям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным и религиозным организациям, иным некоммерческим организациям, то дарение признается пожертвованием, на принятие которого не требуется чьего-либо разрешения или согласия (, ГК РФ).

Однако у дарителя (коммерческой организации) может возникнуть ситуация, когда необходимо получить согласие уполномоченного органа юридического лица ( ГК РФ).

Аннотация. Таким образом, ГК РФ содержит запрет на дарение в отношениях между коммерческими организациями ( ГК РФ), за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей.

Между юридическими лицами возможно заключения договора пожертвования ( ГК РФ), однако субъектом в отношении которого делается пожертвование также не может быть коммерческая организация (пожертвование возможно между коммерческой и некоммерческой организацией). Пожертвования могут делаться гражданам, медицинским, образовательным организациям, организациям социального обслуживания и другим аналогичным организациям, благотворительным и научным организациям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным и религиозным организациям, иным некоммерческим организациям в соответствии с законом, а также государству и другим субъектам гражданского права, указанным в ГК РПФ Материал подготовлен специалистами КонсультантПлюс.

Дарение между коммерческими организациями

Недавнее (хотя и прошлогоднее) на zakon.ru Максима Баранова, в котором рассматривалось Определение ВС РФ от 1 декабря 2015 г.

N 305-ЭС15-5505, послужило для меня поводом еще раз задуматься над вопросом о применении пп.

4 п. 1 ст. 575 ГК РФ и понимании п.

10 (далее – Информационное письмо ВАС РФ N 120).

Перед тем, как перейти к основной теме обсуждения, обращу внимание на некоторые косвенные, но важные моменты.

1.1) Экономическая целесообразность цены, согласованной сторонами Согласованная сторонами в договоре цена – это, с одной стороны, вопрос исключительно коммерческий.

С другой же стороны, суды активно оценивают согласованную цену на соответствие ее рыночной и делают исходя из результатов оценки (а это так-то лишь установленная формальная истина) далекоидущие правовые выводы: – :

«Между тем условие договора, определяющее предоставление со стороны одного лица, существенно превышающее встречное предоставление или обычную рыночную цену, уплачиваемую в подобных случаях, может свидетельствовать о недобросовестном поведении, являющемся основанием для признания сделки недействительной в соответствии со статьями 10, 168 ГК РФ»

; – п.

11 : «В соответствии со статьей 179 ГК РФ к элементам состава, установленного для признания сделки недействительной как кабальной, относится заключение сделки на крайне невыгодных условиях, о чем может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида»; – п.

11 :

«В соответствии со статьей 179 ГК РФ к элементам состава, установленного для признания сделки недействительной как кабальной, относится заключение сделки на крайне невыгодных условиях, о чем может свидетельствовать, в частности, чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида»

; – п.

2 : «О наличии явного ущерба для общества свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента.

При этом другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки». Таким образом, сопоставление установленной судом рыночной цены с согласованной сторонами ценой (оценка эквивалентности встречных предоставлений) – это допустимая отправная точка для тех или иных правовых последствий. 1.2) Притворность и толкование договора В силу п.

2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, т.е.

сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила. Следует отметить: а) Недопустимость удвоения воли: притворность договора подразумевает не «рядовую» недействительность порочной сделки, а некое разъединение на прикрывающий (недействительный) и прикрываемый (действительный) договор.

Однако иногда и прикрываемый договор тоже является недействительным (содержит тот или иной порок). б) Цель сторон притворного договора – скрыть прикрываемый договор.

в) Изначально следует квалифицировать договор, и лишь потом можно обсуждать притворность.

Относительно «в»: на основании ч.

1 ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Согласно ч. 2 ст. 431 ГК РФ если правила, содержащиеся в ч. 1 ст. 431 ГК РФ, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Следовательно, с точки зрения позитивного права толкование договора представляет собой следующий процесс (упрощенно): I) выясняется буквальное значение слов и выражений; II) если этого недостаточно, то выясняется действительная общая воля сторон с учетом цели договора. Это подтверждает и ВС РФ в : «При определении того, был ли между сторонами заключен договор, каким является содержание его условий и как они соотносятся между собой, совпадает ли волеизъявление сторон с их действительной общей волей, а также является ли договор мнимой или притворной сделкой, суду необходимо применить правила толкования договора, установленные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации.

* Таким образом, основной способ толкования условий договора состоит в выяснении буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений. * Соответственно использование другого способа толкования условий договора — выяснение действительной общей воли сторон с учетом цели договора — допустимо в том случае, если применение основного способа толкования не позволило определить содержание условий договора».

«В связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки»

(, п.

87 , далее – Постановление Пленума ВС РФ N 25).

«Дополнительный» способ толкования (ч. 2 ст. 431 ГК РФ с точки зрения определения предмета договора) и выявление притворности договора весьма схожи, но смешивать их, на мой взгляд, не сто́ит. Относительно «соглашений об уступке», цитата из п.

10 Информационного письма N 120:

«не прикрывает ли соглашение об уступке права (требования) сделку дарения»

.

Соглашение об уступке требования – это универсальное название для разнообразных договоров, которые «двигают» требования, и некорректно говорить о притворности соглашения об уступке требования до того момента, пока не будет дана надлежащая квалификация соответствующему договору. К примеру, соглашение об уступке требования, которое буквально является договором дарения, странно было бы считать прикрывающим этот же договор дарения.

Обычное возмездное соглашение об уступке за определенную денежную сумму – это договор купли-продажи (п. 4 ст. 454 ГК РФ); соглашение о безвозмездной уступке – договор дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ). Можно допустить и «оплату требованием» оказываемых услуг (ст.

779 ГК РФ/ст. 421 ГК РФ), и т.п. И следует разделять, когда: а) договор некорректно озаглавлен и (или) в нем что-либо некорректно сформулировано; и б) договор направлен на достижение других правовых последствий.

Название договора, например, не предопределяет квалификацию договора: – п. 5 : «При оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д.»; – : «Квалификация договора определяется не названием, а его содержанием».

5 :

«При оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д.»

; – : «Квалификация договора определяется не названием, а его содержанием». Случаи же, когда за притворной сделкой обнаруживается еще одна, тоже притворная (п.

88 Постановление Пленума ВС РФ N 25), – это вопрос чуть вне основного аспекта настоящего обсуждения.

2.1) В силу пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ в отношениях между коммерческими организациями не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей. Толковать данный запрет можно по-разному: как запрет устанавливать в b2b договорах буквальную безвозмездность («цена: 0 руб.», скажем так), как на безвозмездность исключительно в деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, как запрет на возмутительно неэквивалентное встречное предоставление (т.е. явно или неявно его отсутствие, по сути).

При этом с недавних пор: презюмируется оспоримость сделок, нарушающих требования закона (п. 1 ст. 168 ГК РФ), оспоримые сделки могут быть оспорены только стороной сделки или лицом, указанным в законе (п. 2 ст. 166 ГК РФ), да и

«заявление о недействительности сделки не имеет правового значения»

(п.

5 ст. 166 ГК РФ, п. 1 ст. 431.1 ГК РФ).

Следовательно, на сегодняшний день такой запрет (который, вроде как, защищает интересы участников дарителя и кредиторов дарителя) имеет смысл исключительно в том случае, если мы признаем ничтожность такого дарения (п. 2 ст. 168 ГК РФ), т.к. в случае ничтожности такие сделки может признать недействительными и участник (на основании закона – абз. 6 п. 1 ст. 65.2 ГК РФ), и кредитор (в соответствии с разъяснениями ВС РФ – абз.

2 п. 78 Постановления Пленума ВС РФ N 25). Иначе (при оспоримости) – недосягаемая и бессмысленная недействительность. 2.2) Безвозмездность и дарение Согласно п.

3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. В соответствии с разъяснениями ВАС РФ: –

«Суд кассационной инстанции не учел положений пункта 2 статьи 572 Кодекса, в силу которых обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара»

(); – «В соответствии со статьей 572 Гражданского кодекса по договору дарения передача имущества осуществляется безвозмездно, при этом обязательным признаком договора является вытекающее из него очевидное намерение передать имущество в качестве дара» (); – «Таким образом, дарение имущества предполагает наличие волеизъявления дарителя, намеревающегося безвозмездно передать принадлежащее ему имущество иному лицу именно в качестве дара (с намерением облагодетельствовать одаряемого), а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки * отсутствие прямого встречного предоставления является особенностью взаимоотношений основного и дочернего обществ, представляющих собой с экономической точки зрения единый хозяйствующий субъект * Учитывая подконтрольность общества концерну и общие цели их экономической деятельности, для реализации которых может возникать необходимость в перераспределении имущества (ресурсов) между основным и дочерним обществами, квалификация любых совершаемых между такими лицами сделок по передаче имущества без прямого встречного предоставления в качестве дарения является ошибочной» (собственно, безвозмездная передача имущества внутри холдинга не является дарением, ).

3.1) Безвозмездность квазивозмездного: спорные ситуации Если в b2b договоре явно предусмотрено «бесплатно/в качестве дара», вопросов особо не возникнет. Но есть некоторые тонкие, пограничные ситуации: I) Лицо А продает Лицу Б некое имущество (объективно ликвидное и дорогое) за денежную сумму, которая близка к 0 (за 5 коп., например).

II) Лицо А продает Лицу Б некое имущество за денежную сумму, которая возмутительно ниже рыночной стоимости имущества.

Т.е. именно не математика за 2-й класс для юристов (вроде «в два или более раза»), а далее, например, будет пример с отчуждением исключительных прав на товарный знак за 3 000 руб.

при рыночной цене в 11 000 000 руб.

(в ≈ 3666 раз ниже стоимости предоставления – это уже повод задуматься). Ситуации I и II могут часто пересекаться. III) Лицо А продает Лицу Б некое право кредитора по обязательству (требование) за денежную сумму, которая возмутительно выше рыночной стоимости права требования.

Рафинированный пример: продажа объективно безнадежной дебиторки за несколько сотен миллионов рублей. На мой взгляд, в таких ситуациях (особенно, если брать их яркие примеры) речь идет о банальных «схемах» и т.п.; если и допустить, что некие такие сделки могут быть экономически обоснованы, то это лишь мизерный процент от общего числа таких сделок.

И, кстати, абз. 3 п. 87 Постановления Пленума ВС РФ N 25: «Притворной сделкой считается также та, которая совершена на иных условиях.

Например, при установлении того факта, что стороны с целью прикрыть сделку на крупную сумму совершили сделку на меньшую сумму, суд признает заключенную между сторонами сделку как совершенную на крупную сумму, то есть применяет относящиеся к прикрываемой сделке правила»; ВС РФ и на уровне постановления Пленума ВС РФ вполне допускает притворность при махинациях с ценой договора. 3.2) Безвозмездность квазивозмездного: судебная практика «Безвозмездность квазивозмездного» в судебных актах встречается.

При исследовании соответствующих актов зачастую между строк виднеется «десятка» (ст.

10 ГК РФ), а иногда судьи и прямо указывают на недобросовестность; т.е. прямо или имплицитно появляется почва и для применения ст.ст. 10, 168 ГК РФ (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 25).

В некоторых случаях вообще можно вспомнить о мнимости, тем более с учетом следующего подхода:

«стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение»

(п. 86 Постановления Пленума ВС РФ N 25). Все эти тонкие, пограничные ситуации – непростой вопрос; абсолютные позиции здесь сомнительны.

Поэтому нижеизложенная судебная практика не аксиоматичная, конечно же, а информационно-ознакомительного характера. Итак: – : «Однако, факт оплаты стоимости проданных транспортных средств в момент заключения договора купли-продажи материалами дела подтвержден не был.

Делая вывод о притворности данной спорной сделки, суд кассационной инстанции исходит из того, что материалами дела подтверждается факт неисполнения сторонами в полном объеме обязательств, вытекающих из договора купли-продажи от 01.05.2012. Истолковав вышеуказанный договор, проанализировав поведение сторон, а также учитывая наличие между сторонами близко-родственных отношений, кассационная инстанция приходит к выводу о необходимости опровержения презумпции возмездности сделки, поскольку стороны по сути, рассчитывали на безвозмездное отчуждение имущества в пользу ИП Деминой Н.Н.

На основании изложенного суд считает, что данная сделка является притворной, фактически прикрывающей договор дарения»; – : «Как видно из материалов дела, стоимость отчужденных по оспариваемому договору исключительных прав на товарные знаки «Проворный ткачик» и «Nimble weaver» составила 3000 руб. В то же время согласно представленному истцом отчету от 08.10.2012 N 246/12 стоимость указанных прав составляет 11 000 000 руб.

В то же время согласно представленному истцом отчету от 08.10.2012 N 246/12 стоимость указанных прав составляет 11 000 000 руб. (округленно). Не соглашаясь с выводами, содержащимися в указанном отчете, ООО «Приоритет+» не представило доказательств того, что стоимость отчужденных исключительных прав на товарные знаки, установленная в оспариваемом договоре, соответствовала их рыночной стоимости, а также того, что в результате совершения оспариваемой сделки ООО «Максимум» получило экономическую выгоду.

При таком положении суды первой и апелляционной инстанций признали отчет от 08.10.2012 N 246/12 допустимым доказательством, подтверждающим рыночную стоимость исключительных прав на товарные знаки, являющихся предметом оспариваемого договора, и пришли к выводу о том, что указанный договор фактическим прикрывает сделку дарения.

С учетом того, что в силу подпункта 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ в отношениях между коммерческими организациями, каковыми являются ООО «Максимум» и ООО «Приоритет+», дарение не допускается, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей, а также учитывая, что исключительные права на спорные товарные знаки не могут быть отнесены к обычным подаркам, суды признали оспариваемый договор недействительным и применили последствия его недействительности»; – : «Постановлением от 22.04.2010 г.

судебным приставом-исполнителем СМО по ИОВИП УФССП по МО на основании исполнительного листа N 031268630 от 01.03.2010 г., выданного во исполнение решения Наро-Фоминского городского суда от 27.11.2009 г. по делу N 2-5003/09 о взыскании с должника ИП Ермакова В.В. в пользу взыскателя Аксаковой Н.В.

денежных средств в сумме 2 783 729 руб.

63 коп. — обращено взыскание на денежные средства Ермакова В.В. на расчетном счете N 40802810800000000336 в ОАО КБ «СДМ-БАНК» * В последующем, 12.07.2010 г. между ИП Ермаковым В.В. (цедент) и ИП Плавинской Н.Е.

(цессионарий) заключен договор цессии, по условиям которого цедент передает в полном объеме, а цессионарий принимает и оплачивает принадлежащие цеденту права требования к ООО «КОМФИС» по уплате причитающейся по договору аренды от 23.05.2007 г. N CFS-001 арендной платы * п. 1.4., 2.1. договора цессии установлено, что момент перехода права требования соответствует моменту оплаты цены уступаемого права зачетом встречным однородным денежным требованием.
1.4., 2.1. договора цессии установлено, что момент перехода права требования соответствует моменту оплаты цены уступаемого права зачетом встречным однородным денежным требованием. Применительно к положениям п.

4 ст. 575 ГК РФ в отношениях между индивидуальными предпринимателями не допускается дарение.

В силу норм действующего гражданского законодательства и обычаев делового оборота возмездность сделок между хозяйствующими субъектами презюмируется.

Однако, в материалы дела не представлено доказательств наличия по состоянию на 12.07.2010 г.

денежного обязательства ИП Ермакова В.В.

перед ИП Плавинской Н.Е. в размере 3 000 000 руб.

На предложение суда апелляционной инстанции ни ИП Ермаков В.В., ни ИП Плавинская Н.Е. дополнительных доказательств существования права требования, в зачет которого было прекращено право требования оплаты уступаемого по договору цессии от 12.07.2010 г. права требования, не представили. Таким образом, истцом не было представлено доказательств перехода к ИП Плавинской Н.Е.
Таким образом, истцом не было представлено доказательств перехода к ИП Плавинской Н.Е.

прав требования по договору аренды в порядке, предусмотренном п. п. 1.4, 2.1 договора цессии»; – : «Положение дополнительного соглашения об оплате 50 процентов от фактически взысканной суммы долга не позволяет признать, что сторонами была достигнута договоренность о цене договора: помимо того, что это соглашение не может быть признано заключенным, указанное в нем положение означает, что Фирма не должна платить Обществу каких-либо сумм в счет договора цессии, если полностью не взыщет с Предприятия задолженность.

Следовательно, соглашение заведомо предполагало безвозмездность цессии в случае полного неполучения Фирмой от Предприятия долга. Отсутствие цены в договоре цессии, изготовление одностороннего соглашения, представленного лишь в материалы данного дела, отсутствие на протяжении длительного периода времени оплаты со стороны Фирмы в счет уступленного ей Обществом права, учитывая, что с даты заключения договора цессии прошло фактически два года до предъявления конкурсным управляющим требования о признании договора недействительным, несовершение сторонами каких-либо действий для решения вопроса об оплате цессии, — все эти обстоятельства, оцененные судом в совокупности, позволили признать установленным, что при заключении договора стороны предполагали его безвозмездность.

Иного по делу не доказано»; – : «Рассматривая вопрос о возмездности сделки купли-продажи имущества, по которой предусмотрена оплата векселями, суды вправе оценивать доводы, связанные с эквивалентностью стоимости имущества и векселей * В данном случае суд апелляционной инстанции установил, что упомянутые векселя изначально не могли расцениваться в качестве оплаты по договору купли-продажи от 13.09.2008, и это обстоятельство было очевидным для сторон * Учитывая изложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции сделал верный вывод о том, что сторонами изначально не предполагалась оплата спорного имущества по договору от 13.09.2008 * Суд апелляционной инстанции, истолковав договор купли-продажи от 13.09.2008, проанализировав поведение сторон, пришел к выводу о необходимости опровержения презумпции возмездности и установил, что стороны, по сути, рассчитывали на безвозмездное отчуждение имущества в пользу общества «Пенза-Трейд». В связи с этим суд сделал вывод о том, что договор купли-продажи от 13.09.2008 ничтожен согласно пункту 2 статьи 170 ГК РФ, так как прикрывает договор дарения, запрещенный между коммерческими организациями (подпункт 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ)». Относительно случая, когда немного позднее спохватились и что-то нарисовали, можно отметить также такие примеры: – : «Апелляционный суд, исходя из того, что сторонами спорного договора являются индивидуальный предприниматель — глава крестьянского (фермерского) хозяйства А.М.Кобченко и СХПК «Дальнегорский», по спорной сделке не предусмотрено встречного имущественного предоставления при передаче предпринимателю всего имущества кооператива, в связи с чем к данным правоотношениям применим пункт 4 статьи 575 ГК РФ, согласно которому не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями, пришел к правильному выводу об удовлетворении требований истцов о признании спорной сделки ничтожной в силу статьи 168 ГК РФ.

При этом апелляционный суд не принял в качестве доказательства отсутствия дарения, подписанное сторонами после совершения сделки дарения соглашение о зачете от 25.12.2009, на основании которого стороны зачли стоимость переданного предпринимателю по спорной сделке имущества в счет погашения задолженности кооператива по договорам займа, указав на отсутствие в материалах дела доказательств займа и наличия воли сторон при совершении сделки на передачу имущества в счет какого-либо встречного предоставления. С учетом изложенного принятое по делу постановление соответствует установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и подлежащим применению нормам материального права»; – : «В пункте 5 договора перенайма от 20.02.2006 указано, что сторона переуступает права и обязанности по договору аренды N 2964 от 12.05.2005 на земельный участок бесплатно. Таким образом, исходя из буквального толкования указанного пункта следует, что данный договор является безвозмездным.

То обстоятельство, что к договору перенайма сторонами было заключено дополнительное соглашение, на основании которого впоследствии (20.01.2007 согласно квитанции к приходному кассовому ордеру N 1-01/2007) предпринимателем Гусевым В.А. была внесена плата за передачу ему прав и обязанностей по договору аренды N 2964 от 12.05.2005, не может повлиять на законность сделки, поскольку в соответствии со статьями 164, 389, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 26 Земельного кодекса Российской Федерации спорная сделка подлежит государственной регистрации».

Стоит отметить, что правило из пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ применяется судами также и в отношении граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, со ссылкой на п. 3 ст. 23 ГК РФ. С учетом всего вышеизложенного, в том числе изменений в законодательстве, возникают интересные вопросы: а) На что все-таки направлен запрет из пп.

4 п. 1 ст. 575 ГК РФ и как его толковать? б) Есть ли теперь смысл в данном запрете? Ничтожность? Интересно, что думает относительно данных вопросов ВС РФ, да и не только ВС РФ – ваше мнение тоже весьма интересно, уважаемые коллеги.

Дарение между юридическим и физическим лицом

Отечественное законодательство не запрещает совершения дарения между юридическим и физическим лицом, если заключенная между ними сделка носит безвозмездный характер, а ее положения и содержание соответствуют закону.

Так, если стоимость подарка физическому лицу превышает 3 тыс. рублей, договор подлежит обязательному письменному оформлению (п.

2 ).Организации — следует учитывать установленные законом запреты. Так, согласно п. п. 2, 3 , запрещено дарение в пользу работников медицинских, образовательных и социальных учреждений, а также в пользу государственных и муниципальных служащих.Исключение из указанного запрета составляют случаи, когда стоимость подарка не превышает 3 тыс.

рублей. Законодатель предусматривает возможность заключения указанными лицами как реального, так и консенсуального договора дарения ().

При оформлении консенсуального договора, кроме прямого указания на конкретный подарок, передаваемый гражданину, документ также должен содержать ясно выраженное намерение юридического лица на передачу подарка в будущем.К сведениюФизическое лицо может получить в подарок от организации, любой из предметов, оборот которых не ограничен или не запрещен. Так, например, не могут быть подарены токсичные или наркотические вещества, военная техника, вооружение, природные ресурсы, музейные экспонаты и т.п.При получении подарка от юр. лица, у гражданина возникает налоговая обязанность по уплате 13% НДФЛ, от общей стоимости, полученного за календарный год имущества, которая превышает 4 тыс.

рублей. Таким образом, если общая стоимость не превышает 4 тыс. рублей — налоговой обязанности не возникает.Подоходный налог, согласно , подлежит исчислению из рыночной стоимости подаренного имущества, которая должна быть подтверждена документально или путем проведения ее оценки.

Такая стоимость обязательно должна быть указана в .

Запрет дарения.

Легальный обход ограничений

Анонсы 6 июля 2020 Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ».

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. 21 июля 2020 Программа разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

2 сентября 2008 ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. ДОГОВОРЫ Е.А. ГУРБАТОВА, юрист Коллегии адвокатов «Юков, Хренов и Партнеры»

Ограничивает ли законодатель организации и предпринимателей тем, что установил запрет на заключение договоров дарения между ними?

В каких случаях юридические лица могут дарить деньги и имущество друг другу, а в каких — нет? Можно ли признать сделку купли-продажи дарением, если стороны не рассчитались за товар?

Ответы на эти и многие другие вопросы можно найти в арбитражной практике и в настоящей статье.

арение между коммерческими фирмами, как известно, запрещено.

Однако многие компании не обращают внимания на это ограничение, особенно во взаимоотношениях между материнскими и дочерними.

Тем более что налоговое законодательство предусматривает освобождение от налогообложения средств, полученных безвозмездно материнской компанией от «дочки» и наоборот (с учетом ряда ограничений). В результате фирмы зачастую финансируют друг друга, передавая деньги (или другое имущество) безвозмездно, например, на пополнение оборотных средств. Кроме того, таким образом некоторые компании пытаются вывести свои активы в преддверии предстоящего банкротства.

Проблема, о которой пойдет речь в настоящей статье, обусловлена как наличием лежащих в ее основе глубоких теоретических противоречий, так и практической необходимостью решения деловых задач, связанных с оборотом имущества коммерческих организаций.

Споры подогревает и неоднозначная судебная практика. Ведет ли запрет дарения к ограничению предпринимательской деятельности?

Исследование проблемы запрета дарения между коммерческими организациями мы хотели бы начать с ответа на основополагающий, с нашей точки зрения, вопрос: действительно ли запрет дарения между коммерческими организациями ограничивает предпринимательскую деятельность? Ответ на него позволяет определить существование указанной проблемы как таковой. Итак, п. 4 ст. 575 ГК РФ устанавливает, что в отношениях между коммерческими лицами не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти МРОТ.

Критическая оценка данной нормы связана с тем, что она зачастую рассматривается как запрет на любое безвозмездное отчуждение имущества, имеющее место между коммерческими организациями, в том числе в рамках корпоративных взаимоотношений.

Так ли это на самом деле? Обратимся к понятию и правовой природе договора дарения.

По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (ст. 572 ГК РФ). Ключевым признаком договора дарения в теории является не только его безвозмездность, но также и то, что намерение одарить вообще не связано с ожиданием какого-либо встречного предоставления.

А.Л. Маковский обозначил этот признак как отсутствие «причинной обусловленности» дарения встречным предоставлением со стороны одаряемого.

На наш взгляд, данное понимание природы договора дарения позволяет в полной мере понять логику законодателя, отказавшего коммерческим организациям в возможности дарить имущество друг другу. Дарение и основная цель коммерческих организаций противоречат друг другу Согласно ст.

50 ГК РФ отличительным признаком коммерческих организаций является основная цель их деятельности — извлечение прибыли. Данное утверждение в равной степени справедливо и для отношений с участием индивидуальных предпринимателей.

Исходя из этого очевидно, что дарение явно противоречит сути взаимоотношений между субъектами предпринимательской деятельности. С этим, на наш взгляд, преимущественно и связан установленный п.

4 ст. 575 ГК РФ запрет на заключение договора дарения именно между коммерческими организациями. Однако нужно признать, что дарение, как мы его описали, на практике чаще всего не представляет экономического интереса для коммерческих организаций. Здесь приходится говорить об иных формах безвозмездной передачи имущества, которые зачастую ошибочно квалифицируют как дарение.

Речь идет прежде всего об имущественных взаимоотношениях между организациями-участниками (учредителями) и зависимыми компаниями.

На практике именно здесь возникает большее количество вопросов. Передача имущества в уставный капитал общества — не всегда дарение В арбитражный суд обратился конкурсный управляющий акционерного общества с иском к ООО о признании недействительной сделки безвозмездной передачи основных и оборотных средств.

В обоснование предъявленных требований истец сослался на ст.

168, 575 ГК РФ, указав, что заключенная между участником общества и самим обществом сделка приема-передачи имущества является договором дарения, запрещенным законодательством. В силу данного обстоятельства указанная сделка является ничтожной.

Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен. Суд в постановлении ФАС ВВО от 28.02.2003 N 168/9 решение суда первой инстанции оставил в силе. Но при этом указал, что доводы кассатора о том, что передача имущества осуществлялась в рамках финансирования зависимого общества, не основаны на законе, так как стороны сделки являются самостоятельными субъектами хозяйствования, не отвечают по долгам друг друга и финансирование текущей деятельности ответчика не входит в обязанности его учредителя (участника).

Таким образом, сделка по безвозмездной передаче имущества учредителем дочернему обществу была признана судом ничтожной как договор дарения, заключенный между коммерческими лицами. Вместе с тем в постановлении ФАС ВСО от 18.01.2002 N А33-10307/01-С2-Ф02-3445/01-С2 суд отклонил доводы истца о том, что действия ответчика по передаче имущества в порядке внесения вклада в ООО следует расценить как дарение.

В качестве мотивировки суд указал, что ст. 17 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» является специальной нормой для участников общества. Обязанность участников общества по внесению вклада возникает из сложного юридического состава и является дополнительной обязанностью, возлагаемой на всех его участников при наличии этого условия в уставе.

Вклады в имущество общества влияют на размер его чистых активов, исходя из которого определяется действительная стоимость доли каждого участника общества, в том числе при выходе из него.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, действия участника общества по передаче имущества нельзя признать безвозмездными.

Аналогичные выводы содержатся и в постановлении ФАС СКО от 22.12.2006 N Ф08-6710/06. Представленные примеры из судебной практики свидетельствуют о том, что передача имущества от участника зависимому обществу без явного встречного предоставления со стороны последнего не всегда признается дарением. Так, вклад в имущество общества или в уставный капитал исключает возможность применения к указанным отношениям норм гражданского законодательства о дарении, так как отсутствует один из главных признаков договора дарения — безвозмездность.

При этом возмездность данных правоотношений следует не из документов по сделке, а из содержания корпоративных отношений.

В суде необходимо доказать намерения стороны, передающей имущество в уставный капитал Вместе с тем риск признания передачи вклада в имущество общества дарением имеет место при отсутствии доказательств, что такая передача осуществлена с намерением внести вклад именно в имущество или в уставный капитал. Представление таких доказательств в судебном процессе является необходимым условием обоснования позиции об отсутствии отношений дарения между сторонами.

При этом надлежащими доказательствами будут документы, отвечающие требованиям законодательства об оформлении процедуры внесения вклада в имущество или в уставный капитал общества. Здесь мы хотели бы коснуться вопроса соотношения норм гражданского и налогового законодательства.

Речь идет прежде всего о подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, предусматривающем возможность исключения из налогооблагаемых доходов общества стоимости имущества, полученного безвозмездно от лица, с которым общество находится в корпоративных отношениях. Необходимо отметить, что не всегда удается провести логические параллели между нормами гражданского и налогового законодательства.

Однако, с нашей точки зрения, не совсем правильно и обосновывать какие-либо противоречия в законодательстве сравнительным анализом норм отраслей права, имеющих различные задачи, принципы и предмет регулирования. Недействительная сделка не порождает правовых последствий, в том числе налоговых На наш взгляд, при сопоставлении указанных отраслей права необходимо исходить из «первичности» гражданского.

Именно с учетом действительного содержания гражданско-правовых отношений сторон определяются налоговые последствия совершенных операций (п.

7—8 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53

«Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»

). Поэтому, безусловно, требование ГК РФ о запрете дарения между коммерческими организациями не может ставиться под сомнение нормами налогового законодательства: недействительная сделка не может порождать какие-либо правовые последствия для сторон, в том числе налоговые.

Соответственно, в подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ идет речь только о допустимых с точки зрения действующего законодательства формах безвозмездной передачи имущества, например, о вкладе в имущество общества. Таким образом, запрет дарения между коммерческими лицами не препятствует осуществлению законной предпринимательской деятельности.

Нельзя говорить и о несоответствии положений ст. 575 ГК РФ реалиям деловой жизни: в действительности субъекты предпринимательской деятельности могут быть заинтересованы в отчуждении имущества без явного получения какого-либо встречного предоставления. Однако заинтересованность именно в дарении, как правило, отсутствует.

Вместе с тем судебная практика полна примеров, связанных с исследованием правовых отношений сторон на предмет заключения между ними договора дарения. Подобные судебные процессы, как правило, инициируются стороной, заинтересованной в возврате переданного ранее имущества.

Рассчитывать на это позволяет ст. 168 ГК РФ, предусматривающая, что в общем порядке сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна. В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ последствием совершения такой сделки является рести-туция.

Договор дарения редко является предметом судебных споров В силу прямого запрета заключать договор дарения между коммерческими лицами указанный договор практически никогда не является непосредственным предметом судебных разбирательств. Чаще всего истец требует применения последствий ничтожной сделки в отношении договора (купли-продажи, оказания услуг и т.д.), который, по мнению истца, является притворной сделкой, совершенной с целью прикрыть договор дарения.

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ притворные сделки также ничтожны. В этом случае права и обязанности сторон определяются исходя из существа той сделки, которую стороны в действительности имели в виду.

Соответственно, притворность сделки, прикрывающей запрещенный законом договор дарения, свидетельствует о ничтожности всех сделок: той, которая была фактически заключена, и той, которую стороны имели в виду, — что, безусловно, ведет к реституции. Рассмотрим, в каких ситуациях договоры могут быть расценены судами как притворные сделки, прикрывающие заключение между коммерческими организациями договора дарения.

Когда отсутствие условия о возмездности ведет к ничтожности договора В постановлении ФАС ЗСО от 20.02.2008 N Ф04-942/2008 (581-А70-38) была проверена законность судебных актов, вынесенных по результатам рассмотрения иска конкурсного управляющего ЗАО о применении последствий ничтожной сделки по уступке доли ЗАО в уставном капитале ООО. Судами было установлено, что по договору уступки ЗАО безвозмездно уступило третьему лицу долю в уставном капитале ООО, в связи с чем взаимоотношения сторон фактически являются дарением.

Суд кассационной инстанции поддержал вывод судов, что заключенный договор уступки ничтожен в силу его несоответствия п. 4 ст. 575 ГК РФ. Ключевым в данном деле стал вопрос об отсутствии в возмездном по своей сути договоре условия о каком-либо встречном предоставлении. Любопытно, что в постановлении ФАС ЗСО от 12.02.2008 N Ф04-731/2008 (124-А46-8) был сформулирован совершенно иной подход, в соответствии с которым отсутствие в соглашении условия о цене имущества само по себе не свидетельствует о его дарении.

Данная позиция, на наш взгляд, является более справедливой и отвечающей требованиям законодательства, предусматривающего, что договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное (п.

3 ст. 423 ГК РФ). В силу этого в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8

«О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

сказано, что когда в договоре нет прямого указания о цене и она не может быть определена из условий договора, оплата должна производиться по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги (п. 3 ст. 424 ГК РФ). То есть сам факт отсутствия цены в договоре не препятствует сторонам исполнить данный договор.

Как отличить возмездный договор без условия об оплате от договора дарения Вместе с тем данный подход ставит вопрос о критериях разграничения возмездного договора без согласованного условия об оплате и договора дарения. В постановлении ФАС СКО от 25.12.2007 N Ф08-8597/07 суд указал, что обязательным признаком договора дарения должно служить очевидное намерение передать имущество в качестве дара. Соответственно, намерение сторон является определяющим фактором, позволяющим судам надлежащим образом квалифицировать совершенную сторонами сделку.

Что может свидетельствовать о том или ином намерении сторон? Безусловную значимость имеет положение договора о встречном предоставлении.

Необходимо признать, что встречное предоставление оценивается судами как условие, исключающее возможность квалификации сделки как договора дарения. В постановлении ФАС ЦО от 25.07.2007 N А54-4329/2006С16 судом были оценены доводы заявителя кассационной жалобы о том, что избранные в договоре уступки права требования форма и порядок оплаты (векселями) свидетельствуют о скрытой форме договора дарения, поскольку никаких денежных средств и ценных бумаг в качестве оплаты не передавалось. Суд пришел к выводу, что в оспариваемом договоре сторонами согласовано условие об оплате, в связи с чем отсутствуют правовые основания считать оспариваемый договор дарением.

Вместе с тем суд отверг ссылку заявителя на то, что фактически денежные средства или имущество не передавались, указав, что данное обстоятельство не является основанием для признания договора недействительным.

Анализ судебной практики показывает: если встречное предоставление прямо указано в договоре, то вопрос исполнения данного договора действительно чаще всего не включается судами в круг обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела. Однако если характер или порядок оплаты не свидетельствует явно о намерении сторон совершить возмездную сделку, суды не ограничиваются исследованием только положений оспариваемого договора. Фактические обстоятельства исполнения оспариваемого договора имеют существенное значение для суда В постановлении ФАС ЗСО от 14.02.2006 N Ф04-9835/2005 (18978-А70-36) проверка договора поставки на предмет признания его притворной сделкой, прикрывающей договор дарения, строилась исходя из анализа фактических действий стороны сделки по исполнению договора поставки.

Суд указал, что совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств — доверенностями и накладными, фактическим получением ответчиком нефтепродуктов, частичной оплатой полученной продукции, действиями по признанию задолженности по оплате нефтепродуктов, заключением соглашения в целях предоставления ответчику рассрочки платежа — подтверждается наличие между сторонами по спору отношений по поставке нефтепродуктов. При этом доказательств наличия у сторон намерения прикрыть сделку дарения не представлено.

Развитие данной позиции нашло отражение и в постановлении ФАС МО от 22.01.2008 N КГ-А40/14138-07 по делу о признании сделки недействительной как прикрывающей договор дарения. Суд указал, что признаком притворности сделки является отсутствие волеизъявления на исполнение заключенной сделки у обеих ее сторон, а также намерение сторон фактически исполнить прикрываемую сделку.

Таким образом, в предмет доказывания по делам о признании недействительными притворных сделок входят факт заключения сделки, действительное волеизъявление сторон именно на совершение прикрываемой сделки, обстоятельства заключения договора и доказательства несоответствия волеизъявления сторон их действиям. Соответственно, в целях установления действительного намерения сторон, если оно не следует явно из положений договора, можно ссылаться также на фактические обстоятельства исполнения данного договора, которые подтверждены документально.

Суд проверяет соответствие договорной цены имущества его фактической стоимости В практике встречаются примеры, когда рассматриваемые нами требования о применении последствий недействительной сделки основаны на утверждении о несоответствии согласованной сторонами цены имущества его фактической стоимости.

Надо признать, что и здесь отсутствует единообразие. Так, в постановлении ФАС УО от 20.12.2006 N Ф09-11216/06-С3 был признан правомерным вывод суда нижестоящей инстанции о притворности сделки, фактически прикрывающей договор дарения, в силу того, что сделка по продаже имущества согласно отчету оценщика была проведена по цене в 50 раз ниже рыночной. Однако такая практика не преобладает.

В постановлении ФАС МО от 03.04.2008 N КГ-А40/1229-08 суд указал, что принцип свободы договора, касающийся в том числе и определения сторонами финансовых условий заключаемого ими договора, не требует, чтобы одно предоставление было эквивалентом другого в экономическом смысле, так как стороны свободны в определении цены продаваемого и покупаемого товара. В связи с этим цена имущества, указанная в договоре, не может свидетельствовать о совершении сторонами договора дарения.

Иное толкование закона ведет к дестабилизации договорных отношений и неустойчивости гражданского оборота.

Данная правовая позиция поддержана также в постановлении ФАС ЗСО от 12.02.2008 N Ф04-731/2008 (124-А46-8).

На что следует обратить внимание при заключении договора дарения Таким образом, теория и судебная практика в вопросах квалификации договорных отношений сторон наибольшее значение придают исследованию истинных намерений сторон.

В связи с этим, чтобы минимизировать возможность признания совершенной сторонами сделки договором дарения, необходимо прежде всего помнить о том, что:

  1. договоры, содержащие ясное условие о встречном предоставлении, даже если оно не равноценно стоимости переданного имущества, как правило, не признаются договорами дарения;
  2. основным признаком договора дарения является его безвозмездность, намерение стороны передать имущество в дар;
  3. отсутствие в возмездном договоре условия о встречном предоставлении или его неясность не свидетельствует безусловно о наличии отношений дарения; данный факт устанавливается с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях сторон, включая фактические действия сторон по исполнению договора;
  4. передача имущества в качестве вклада в уставный капитал или в имущество общества не признается дарением при наличии надлежащим образом оформленных документов.

*1) Маковский А.Л. Дарение // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред.

О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А.

Хохлова. М., 1996. С. 305. Журнал «Арбитражное правосудие в России» N 9/2008, Е.А. ГУРБАТОВА, юрист Коллегии адвокатов «Юков, Хренов и Партнеры» Источник: © ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года.

Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ. Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года. ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д.

1, стр. 77, . 8-800-200-88-88 (бесплатный междугородный звонок) Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+